Ирина Бажанова: «Съемки travel программ — это практически съемки документального фильма»

Профессиональная телепутешественница и популярная телеведущая Ирина Бажанова рассказывает почему её работа не приносит удовольствия и какие трудности могут встречаться на пути. Говорит о своём втором увлечении – фотографии. И объясняет почему не путешествует по России. И как и когда отдыхает.

Лучшая профессия — это ведущий программы о путешествиях. Верно?

Я не буду говорить, что профессия мне не нравится, ведь многие люди вокруг завидуют и считают, что у меня лучшая работа на свете. Но это же работа, и она не может приносить стопроцентного удовольствия. В ней много рутины, много проблем, которые нужно решать и которые отравляют настроение; много усилий, надежд, пота и крови. Съемки travel программ — это практически съемки документального фильма. Никогда не знаешь, что будет происходить в следующую минуту. И что бы ни происходило — это будет приключением! Нередко могут возникать ситуации, в которых все летит коту под хвост. Предположим, приезжаешь снимать красивый, солнечный репортаж о Рио-де-Жанейро, у тебя на это три дня и некий сценарий. Например, такой: голопопые девицы ходят по пляжу, роскошные метисы с красивыми бицепсами и трицепсами украшают твой кадр и вдруг… начинается шторм с ливнями, которые льют и льют дни напролет. Это огромный стресс и ты должна что-то снять, поэтому нужно придумать новый сценарий, срочно облачить все попы в дождевики и так далее.

Ирина Бажанова

Были ли у Вас путешествия-испытания?

Да. Мое путешествие в Тибет оказалось самым большим испытанием. Я провела там два месяца. Это был китайский, а не открытый для посещения индийский Тибет. Вокруг тебя одни чекисты, ты не можешь самостоятельно взять машину напрокат и сидеть за рулем, с тобой обязательно ездит гид. Китайский Тибет разбит на множество маленьких территорий, и каждая территория требует специальное разрешение для въезда. Вообще, чтобы попутешествовать по Тибету и побывать не только в Лхасе, нужно проделать массу предварительной работы и заполучить кипу бумаг. Каждый раз тебя останавливает полиция для просмотра бумаг и разрешений. Все территории оснащены пропускными пунктами, шлагбаумами и людьми с автоматами. Одни только люди с автоматами уже вызывают сильное напряжение.

С одной стороны, все комфортно: вроде бы у тебя есть джип, вроде бы у тебя есть чекист, который все переведет полиции, но проблема Тибета заключается в том, что как только ты уезжаешь из столицы Лхасы, в глубинке ничего, кроме этого нет. То есть нечего есть, нечем мыться, и очень холодно. Мы жили в отеле, где койко-место стоит двадцать долларов, что очень много для Тибета. При этом температура на улице +3, а в отеле нет ни рам, ни стекол. Ветер свищет, блокнотные записи летают, есть только кровать, матрас и никакого постельного белья. А еда! В Тибете ничего не растет, и поэтому есть только два продукта питания: цампа (сырое тесто из ячменной муки, смешанное с молоком яка) и сушеное вяленое мясо яка. Яков тибетцы разводят специально и хранят мясо в земле, потому что холодильников нет.

Если бы я давала кому-нибудь советы по поводу путешествия в Тибет, то это был бы не список одежды или разговорников, это был бы список еды, которая не портится, и первым номером в нем шла бы сырокопченая колбаса. Помню, настоящим праздником было найти в ауле свежие яйца. Покупаешь десяток яиц и съедаешь в день по штуке. Обязательно следишь, чтоб никто из съемочной группы у тебя их не втихаря не подрезал.

Что еще? В Тибете очень сложно… помыться. Ты днями напролет не принимаешь душ (потому что его нет), и счастье, если находишь в новоиспеченной китайской горе-деревушке так называемую баню — бетонную коробку, из которой торчит труба, а из трубы тонкой струйкой льется кипяток. Накапаешь его в ладошку и растираешь по телу. Никаких туалетов, соответственно, тоже нет. С утра, когда температура падает до -2,ты выходишь из отеля, присаживаешься за углом по нужде, а рядом спят собаки, покрытые инеем. И знаете, единственное, что работает исправно в таких условиях — это фотоаппарат Nikon. Без шуток.

Трудности помогают ощутить счастье в полной мере. Наверняка, после Тибета вы приехали обновленной, и кусочек колбасы радовал, как ничто на свете.

Это точно. Но приехав из Тибета, я не кричала: «Еда, горячая вода! Наконец-то!». Я считаю, что в жизни все подвержено гармонии, балансу знака Инь Янь, поэтому никогда нельзя очень сильно расстраиваться, если происходит что-то нехорошее. Это только означает, что будет белая полоса, которая компенсирует черное и приведет все к единому знаменателю.

Находясь в Тибете без горячей воды, с цампой и собаками, покрытыми инеем, я была абсолютно счастлива, потому что видела вокруг следы великой цивилизации и культуры, настоящую нетуристическую атмосферу.

Наверное, не все способны видеть рядом огромного позитива, но на самом деле, где трудности, там и радости. А ради редких впечатлений многое можно стерпеть. Когда я была в Аргентине на полуострове Вальдес, на лодке в окружении десятка китов, или на берегу с детенышами морских слонов, которые сами подползают и трогают тебя плавниками, мне казалось, что я готова перенести десятикратные трудности для того, чтобы оказаться в этом месте снова.

bazhanova (1)

У Вас неимоверное количество умений, которые Вы демонстрируете в кадре. Сноуборд, тарзанка, дайвинг… Как можно все это освоить?

Я на эту тему всегда шучу, что умею все, но один раз. Для того чтобы в кадре продолжать удивлять зрителя, нужно ему постоянно подбрасывать новые впечатления. Если он уже видел меня на серферской доске в Австралии, то нужно ему преподнести что-то новенькое. У меня очень хорошие задатки новичка, а совершенствовать навыки — это другая история, которая требует огромного количества времени. Приходится чем- то жертвовать. Действительно, я и с аквалангом плавала, и каталась на серфе, и парапланинг пробовала, и каньонинг, и рапеллинг, и кайякинг, и прыжок с парашютом, но ничего из этого не освоила как следует. Издержки профессии.

Откуда такая готовность к риску?

Эта готовность к риску вынуждена камерой. Перед камерой я могу сделать много из того, что ни за ни сделала бы просто так, для себя. Например, прыгнуть с тарзанки. Что я и сделала в Новой Зеландию, где, кстати говоря, тарзанку и придумали. Это был человек по имени Эй Джей Хаккет. Как-то он ездил по островам Тихого океана, и на одном из островов увидел традиционный обряд инициации в местном племени. Аборигены строили из бамбука высокий постамент, привязывали к нему лиану, а другой ее конец обматывали вокруг ног очередного юноши. Мальчики прыгали один за другим. Кто-то ломал шею, кто-то спину, выжившие официально становились мужчинами. Глядя на это, Эй Джей Хаккет подумал: «А дай-ка я все это скопирую».

И вот я стою над пропастью перед прыжком и знаю, что у меня одна единственная попытка сказать очень длинный стендап об Эй Джей Хаккете, постаравшись не запнуться, и на последних словах сигануть в пропасть. Не упасть топориком, закрыв глаза, а красиво, ласточкой полететь вниз. Потому что в кадре не хочется выглядеть мешком с костями. К чему я об этом? А вот к чему: имея все эти задачи в голове, ты перестаешь думать о страхе. Все твои мысли только о том, чтобы не запнуться, расправить плечи и прыгнуть в нужный момент. Так что камера придает смелости.

Своей смелостью Вы многих мужчин переплюнули.

Ну, это вряд ли. Правда, друзья говорят, что я — женщина с мужским характером. Не знаю, комплимент это или наоборот?
В таком случае, Вы должны очень нравиться современным мужчинам. Они сегодня предпочитают женщину друга и партнера.
Не мне судить. Но мне очень симпатична фраза Антуана де Сент-Экзюпери, который сказал, что любовь — это когда люди смотрят не друг на друга, а в одном направлении.

Тогда какой же мужчина должен быть рядом с Вами. Либо такой же отчаянный…

…либо состоящий в съемочной группе.

bazhanova (3)

В числе ваших умений мы чуть не пропустили ваше профессиональное увлечение фотографией.

В кадре я постоянно бываю с фотоаппаратом, для меня как для фотографа это естественно. И снимаю я, конечно, на Nikon. Уже больше 8 лет. Мой комплект техники на данный момент состоит из старичка D200, вспышки SB800 и объективов AF 50mm (1,8), AF-S 12-24mm и AF-S 18-200mm.

Мне кажется, что с техникой происходит такая же история, как с замужеством. Если ты находишь мужчину для замужества, то велика вероятность, что ты всю жизнь с ним проживешь. К сожалению, в современном мире это не так, но все хотят замуж с таким посылом: навсегда, или хотя бы надолго! Мой первый фотоаппарат был Nikon d 70, и так сложилось, что я к нему привыкла, постепенно он эволюционировал в более серьезные модели, но это всегда был Nikon.

Мое «замужество» в этом смысле вполне счастливое. Я всем довольна и «мужа» своего люблю. Это абсолютно неубиваемая камера, тем более что в путешествиях приходится оказываться в очень неблагоприятных для техники условиях. В одних странах очень жарко и влажно, в других сухо и много песка и пыли. Камера меня никогда не подводила, хотя покрывалась «испариной», царапалась, становилась липкой… Но механизм работает как часы.

Я люблю Nikon за то, что картинка у него насыщенная, и это здорово, потому что когда снимаешь в режиме RAW, фотографии приходится совсем немного обрабатывать, потому снимки и так выходят замечательно. Насыщенные, сочные, четкие.

Принимая во внимание Вашу необычную профессию, случалось ли, что Вы попадали с фотоаппаратом в щекотливую ситуацию?

Как ни странно фотоаппарат меня много раз выручал, становясь некой примеряющей силой. Особенно в тех странах, где народ не привык к белому человеку и техническим достижениям прогресса. Когда наша съемочная группа была в Уганде, произошла такая история. Мы ехали на внедорожнике и по пути увидели крошечную деревушку, где люди жили в каких-то соломенных шалашах. Наша команда скорее побежала все это снимать, такая красота. Сначала местные жители смотрели на нас с любопытством, но потом появилась агрессия. Мужчины начали расправлять плечи, выпячивать грудь, сверкать красноватыми белками, дети стали прятаться за мам. Я поняла, что сейчас они достанут мачете и вечером в деревне будет праздник, где все нами наедятся.

Но… улыбка плюс фотоаппарат равно спасение. Я им сказала: «Стойте!». Они, конечно, ничего не поняли, но замерли, и я стала их фотографировать. А потом показывать снимки на lcd мониторе. Результат местным жителям очень понравился. Они смеялись, тыкали пальцем друг в друга, висели у меня на руках и были абсолютно счастливы. И такое случается практически в каждой стране. Если ты делаешь хорошие фотографии кого-нибудь, то располагаешь к себе человека. Я верю, что ты снимаешь людей так, как к ним относишься! Если тебе человек нравится, и ты хочешь сделать ему приятное, то можно его сфотографировать, наверняка получится хорошо.

А есть ли еще какие-либо коммуникационные секреты, кроме фотоаппарата и улыбки, которые действуют везде?

Деньги. Особенно в тех странах, где люди клянчат. Деньгами можно решить все вопросы.

Какие мы корыстолюбивые!

Все такие. Что ж поделаешь, природа человека многосоставная. В нем всегда борются добро и зло, корыстолюбие и искренность.

Как Вы отдыхаете?

Я не отдыхаю никогда. Я работаю со своей съемочной группой уже четыре года и за это время мы были в отпуске без камеры всего один раз. Наша съемочная группа не может себе позволить не брать камеру, потому что если произойдет что-то красивое, мы не сможем пережить того, что этого не сняли. Смотреть на мир через объектив — это уже норма жизни.

Я не сторонник нестись сломя голову по миру. Но находясь в одной стране долго, ты все равно переполняешь себя впечатлениями. Происходит вымещение. Так или иначе, каждое новое путешествие вымещает предыдущее. Но зато, когда ты смотришь съемки этого предыдущего — это мега круто. Можно сказать, что за меня кто-то ведет видеодневник, снимая меня со стороны. Я должна быть абсолютно счастлива этим обстоятельствам.

Получается, что камера — ваше дитя?

Почти так. Видео и фотокамера — это члены семьи. Когда я купила первую камеру Nikon d70,я ее обожала так, что обязательно клала ее на подушку перед сном, смотрела на нее какое-то время и убирала, чтобы она не грохнулась и не разлетелась вдребезги. Это так сказать, экстаз от техники. Дело не в том, что ты ее одушевляешь, а в том, что любое техническое достижение сродни искусству. Ведь создатели очень много думали, как это сделать хорошо. Хорошо и с визуальной точки зрения, и с точки зрения наполнения. Чтобы получилось удобно, эргономично, здорово работало и не давало сбоев. Поэтому я считаю, что фотоаппарат — это произведение искусства.

В Нью-Йорке я очень люблю один магазин, в котором продают все для профессиональной фото и видео съемки. Приехав в Нью-Йорк, я могу не зайти ни в один магазин одежды, но в этом магазине я проведу пять часов, разглядывая фотоаппараты, объективы, отражатели, стойки и прочие штуковины.

Судя по не девичьим увлечениям, скорее всего вы небезразличны и к футболу.

Не всегда, но ни одной игры последнего Чемпионата мира я не пропустила.

Я даже не удивлена. А детей завести не хочется?

Пока я об этом думаю с некоторым ужасом, потому что всему, что я желаю и люблю, будет положен конец с рождением младенца, но одна моя легкая в плане выводов подруга сказала: «Будешь снимать программу про путешествия с детьми!». Почему бы и нет? Сейчас это путешествия на автомобиле, а потом будут путешествия с младенцами.

Я иногда задумываюсь, а нужно ли то счастье, которое мы придумываем себе или нам диктует социум? Все мечтают осесть, чем-то обзавестись. Потом и этого становится мало. Может быть, отсутствие привязанностей и есть счастье? Или необходимо какое-то тепло, к которому ты будешь всегда стремиться?

В моем понимании счастье — это переживание момента красоты. В мире очень много красивого. Смотря как это воспринимать. Свалка в Индии тоже может быть красивой. Помните сцену в фильме «Красота по-американски», когда молодой человек показывает девушке видеозапись, на которой летает пакет, поднимаемый ветром. Она говорит ему: «Это просто летающий пакет» — а он отвечает: «Это так красиво, что у меня наворачиваются слезы на глазах». Со мной происходит то же самое. Я всегда ищу красоту в путешествиях, людях. Это может быть красота души, мизинца, природы, атмосферы, доброго сердца, общего настроения. И мне кажется, что когда нахожу это, я становлюсь по-буддийски маленькой частичкой чего-то огромного.

Красота — это энергия жизни, в которой есть и трагичное и комичное, и все это вместе складывается в настоящее чувство, которое хочется запечатлеть на фотоаппарат.

bazhanova

В недавнем интервью для компании Никон моим собеседником был Валерий Сюткин, который сказал, что альтернатива водке и вообще алкоголю — это путешествия. Необходим ли алкоголь в путешествиях?

В путешествиях водка нужна обязательно. Иногда, чтобы намочить тряпочку и оттереть грязь с фотоаппарата, которая по-другому не отстает, но чаще водка нужна для дезинфекции. В некоторых странах, например, в Индии или в Африке мы со съемочной группой всегда держим при себе фляжку с водкой, либо с виски для того, чтобы делать по глотку каждый раз до и после еды, тем самым снижая риск кишечных инфекций.

По России путешествуете?

Нет.

Почему?

Так обстоятельства сложились. Желание есть, я бы с удовольствием попутешествовала, но так вышло, что не получается. Правда, однажды я проехала вдоль всю Россию!.. Когда участвовала в Экспедиции-Трофи Мурманск-Владивосток. Это такая умная гонка на внедорожниках протяженностью семнадцать тысяч километров. Главный приз — десять килограммов золота. Я была одной из участниц экипажа, но мы выбыли на этапе «Байкал». Байкал был великолепен. Замерзший, с двух, а то и четырехметровым слоем льда. Мы переезжали озеро на машинах, избегая трещин. Вокруг торосы, солнце слепит, во льду застыли вмороженные пузырьки воздуха… Красота. Сто километров по льду — это опасно. Если бы лед треснул, машина бы провалилась и ее бы никогда не достали, потому что глубина озера Байкал почти полторы тысячи метров. На такую глубину не опускаются водолазы. Смешно, что гонка проходила с 23 февраля по 8 марта. Мифические даты!

Как выглядит Ваш чемодан?

Он огромный, красный и очень легкий. Когда пустой. Потому что сделан из какого-то мистического невесомого пластика, который к тому же невозможно сломать, и которым так гордится компания Samsonite. Дело в том, что иногда мне приходится уезжать очень надолго. Например, два года назад я поехала снимать программу в Калифорнию и вернулась из этого путешествия через… полтора года. Я пробыла две недели в Калифорнии, а потом два месяца в Чили, год в Аргентине, два месяца в Уругвае и месяц в Бразилии. Почему так долго? Бывает, ты приезжаешь в страну, абсолютно ее не зная, и она оказывается бесконечно прекрасна.

Например, Аргентина. Она похожа на Россию своими степями, там они называются пампасами, но по всей стране разбросаны места такой невероятной природной красоты! Ледники, вулканы, Огненная Земля, джунгли, болота с капибарами и болотными оленями, горы Анды, киты, морские котики. И все так далеко друг от друга, что приходится «зависать» в стране надолго. Зато ты смотришь на все это и понимаешь, что ни один художник не переплюнул пока Бога в его творческих способностях.

Вы наблюдаете множество лиц самых разных национальностей. Какие самые симпатичные и располагающие?

Самые фотогеничные лица, наверное, африканские, но и самые сложные для съемки в плане экспозиции. Из-за разницы такого темного цвета кожи и яркого дневного света. Без вспышки сплошные передержки-недодержки, и спонтанно сделать хороший снимок довольно тяжело. А вот Индия прекрасна для фотографирования и людей, и пейзажей. Индия вообще рай для начинающего фотографа. Достаточно просто взять в руки фотоаппарат и бездумно нажимать кнопку. Снимки, наверняка, получатся неплохие. Потому что вокруг сплошные расцветки, все очень ярко и с тенями или без, все равно выглядит очень художественно.

Америка хороша пейзажами, Аргентина и Новая Зеландия — только не смейтесь, скотом. Это рай для съемок лошадей, коров, коз, собак, которые живут на фермах. Обе страны фермерские, и это интересный быт, всякие там ковбои гаучо и так далее.

Источник: Nikon.ru

Все записи с телеведущей:
Комментировать